168 часов под землей. Дневка.

Еще несколько зарисовок о нашем проживании, работе и досуге в недрах пещеры Оптимистическая. В этой части вы прогуляетесь с нами по ее бесчисленным лабиринтам и узнаете как работается после длительной депривации сна.

«Радио Люкс» — самая длинная галерея Оптимистической!

1. 168 часов под землей. Начало.
2. 168 часов под землей. Обживаемся.
3. 168 часов под землей. Трудовые будни.
4. 168 часов под землей. Дневка.
5. 168 часов под землей. Выброска.

Хотите побродить с нами по пещере?

«Утром» как обычно проснулся замершим. Как обычно, ударился головой о потолок и, как обычно, побрел на кухню завтракать. За чаем я задумался, что раз уж я прожил тут почти четверо суток и все еще мерзну по ночам и не перестал прикладываться по утрам головой, то, наверное, это не с непривычки. А вполне обычная практика. 
Привыкай, не привыкай, а в пещере — холодно. Ходить по пещере в шапке – жарко, а без шапки – больно. Оставлять вещи не в полиэтиленовых пакетах – мокро. Одевать с утра комбез – мерзко. Идти в забой – далеко. А таскать ведра – долго. Короче тут вам не Калифорния. 
Стандартно аппетитно позавтракали и приступили к чайной церемонии. Не знаю, как там на родине чая в Китае, а у нас на Пауке чайная церемония отличалась особой продолжительностью и упоением. Еще бы, после нее грядет безрадостная церемония надевания комбинезона, оттянуть этот процесс – святое дело.
В это утро… Хотя, какое нафиг утро, на дворе стояла глубокая ночь, да и вокруг было бы темно как на дне Мариинской впадины если б не свечи. Так вот в это утро, чайная церемония отличалась особой помпезностью. Все слегка устали и на работу не спешили. Как в старой песне: «этот миг мы отдаляли как могли…»! 
Ден принялся жарить гренки, кто-то в очередной раз насыпал заварку в кружку. Таня глядя на все это лукаво улыбнулась:
— Ну, что работать сегодня идем?
Все молча подняли на нее глаза. Никто не спешил бить себя пяткой в грудь и переодеваться.
— Ну тогда устраиваем сегодня дневку. Ставьте чайник.
За столом воцарилось веселое оживление. Все были при деле, накопившуюся усталость как рукой сняло: кто то уже ставил чайник, кто-то резал хлеб для гренок, Эриш достала из запасника какую-то дивную соленую рыбу. Дивность рыбы заключалось в том, что обычная тарань при сильной влажности стала не похожа сама на себя и больше смахивала на рыбу вяленую. 
Ближайшие часа четыре мы провели за столом мерно потягивая чай с бутербродами и гренками. Потом приготовили не-то обед не-то ужин. Поели и снова принялись за чай. Таня ушла спать, а Эриш предложила нам с Пауком прогуляться по пещере. Я поначалу думал погулять по ближайшим окрестностям лагеря, к примеру, пофотографировать водосбор (о нем будет в следующей части) или зал Высоцкого, да завалиться спать пораньше. Уж больно не хотелось переодеваться, на работу идти или на прогулку – комбинезон одинаково противный. Но, подумав, что шанса пройтись по пещере уже может и не выпасть, согласился.
В общем мы переоделись, отметились в журнале входа-выхода (три фамилии, руководитель, цель – экскурсия, место – район Шляхетный) и двинулись в путь. Я в очередной раз вздохнул у Высоцкого — душевный такой зал, за ним начинался совершенно не знакомый мне район.
Относительно недалеко от Паука находился штурмовой лагерь «Хэви Металл». Нет в этом лагере не жили штурмовики и от повстанцев никто не отбивался. Тут когда-то был эндшпиль исследовательской деятельности. К этому лагерю из обжитых районов можно было попасть более-менее спокойно, а за ним располагалась «terra incognita».

 
Лагерь представлял собой не очень то и широкий коридор по бокам которого были сделаны лежанки для отдыха. Как видите, места тут вовсе не много и исследователям приходилось жить в более чем спартанских условиях.

 
— А тут я взорвала свой первый примус, — со вздохом сказала Эриш, рассказывая о годах свой спелеологической юности. На фотографии, собственно, стол на котором Эриш когда-то заправляла горелки.
Дальше из этого лагеря нам предстоял переход через район с узкими и постоянно петляющими ходами. Эту магистраль ведущую в дальние районы пещеры во многих местах прокапывали, так как ходы здесь когда-то практически под потолок были замыты глиной. 
В былые времена исследователям приходилось ползти по четыре часа из лагеря и это только до места работы. После разведки, топосъемки или картографирования предстоял еще обратный путь в лагерь, рабочая смена могла затянутся на сутки. Даже сейчас, переход по уже порядком раскопанной дороге занял у нас не мало времени. Эриш иногда останавливалась чтоб показать нам особо каверзные места:
«Вот до сюда был уровень глины. Этот кристалл приходилось обползать боком. А тут вообще только на выдохе можно было проползти», — комментировала она.

Через некоторое время мы вывалились в зал где можно было разогнуться в полный рост. Зал назывался Тудуся в нем обычно народ валялся и курил после изнурительного перехода из штурмового лагеря. Чтоб было не скучно на потолке кто-то вылепил солнышки из глины.
Пройдя еще немного мы попали в район «Шляхетный». Он в отличии от предыдущего залегал в верхней части пещеры, на так называемом «чердаке». Потолки в нем были относительно высокие и гладкие, часто встречались просторные галереи. 

Галерея «Килиманжаро». Игольчатые кристаллы.

Они же со вспышкой и на другой фотоаппарат. Ни на одном кадре так не виден «снежок» из кристаллов на глине внизу. А жаль…

Более крупные кристаллы.

 
Паук для масштаба рядом с немаленькими, но к сожалению залапанными, кристаллами.

Классический кадр. Галерея «Радио Люкс» — самая длинная в пещере, длинна 450 метров. Потолок в форме звезды характерен для «чердаков» местных пещер.

Просто кристаллы.

Мы еще какое-то время погуляли по «Шляхетному» и повернули в сторону лагеря. Уже дома, разглядывая карту, я заметил, что до самого дальнего подземного лагеря в мире мы не дошли совсем чуть-чуть (относительно конечно).
Экскурсия заняла довольно немало времени, а в лагере дала знать о себе чудо-рыбка которой мы баловались в обед. Короче, вместо того, чтоб спокойно идти спать мы еще с добрый час просидели на кухне гоняя чайчик и сменяя друг друга в шхельде. А когда токи добрались до спальни то разбудили Таню:
— Ну что, сон алкоголика сладок, но не долог? Я пошла готовить завтрак, а после этого сразу бужу вас.
Бля! Она ни разу не шутила. В итоге мне показалось, что я вовсе не спал, хотя с час поваляться нам таки удалось. Короче дневка выползла нам боком и пережилась куда сложнее чем обычный рабочий день.
После завтрака мы вчетвером отправились в район «София» который лежал по дороге к выходу чтоб копать там перспективную дыру. Таня с Галкой пошли готовить к следующей экспедиции «Сивую Кобылу» – один из подземных базовых лагерей.
Тупеж начался практически сразу. Сначала мы искали поворот с трассы в ход окончание которого нам предстояло исследовать. Сам процесс расширения перспективного хода был неудобным и монотонным. Высокий, но очень узкий ход здесь изгибался в форме молнии. В конце потолок резко уходил вниз, над ходом словно нависала плита — под нее нам и предстояло подкапываться. Из-за узости хода (стоять в нем можно было только боком) ведро приходилось хитро просовывать между ногами, чтоб передать дальше по цепочке. Дену копать тоже было несладко, особенно пока он не вырыл себе площадку для маневра. Благодаря этим сложностям ведра перевались довольно медленно, что расслабляло еще больше. В ожидании ведра я засыпал стоя, упершись в стену, а Эриш уснула сидя в распоре на одном из «зигзагов» хода. Нас то и дело приходилось будить.
Честно отработав шестичасовую смену нам предстояло еще вынести часть мусора, который мы захватили с собой из лагеря, на поверхность. Работали мы относительно недалеко от выхода, а мусора было многовато и оставлять его весь на предстоящую выброску было нецелесообразно — бегать несколько раз туда-назад никому не хотелось. Мы разделились: Ден с Пауком понесли транспортные мешки с мусором на поверхность, а я с Эриш отправился в лагерь чтоб приготовить ужин.
Обратный путь выдался веселым! Воистину «депривация сна торкает не хуже наркотиков, а обходиться значительно дешевле»! На обратном пути я уже не бился головой об стены, по ощущениям я просто обтекал их стороной. Расстояния между уже знакомыми залами казались совершенно не такими как прежде, залы то неожиданно появлялись за поворотами, то заставляли себя ждать непозволительно долго. Уже в лагере во время готовки я несколько раз боковым зрением замечал свет в выходе и, уже приготовившись встречать вернувшихся товарищей, оборачивался… В коридоре, естественно, никого не было. Иногда казалось, что кто-то проходил по периферии кухни светя фонарем и гулко топая ногами, но и это со временем меня перестало интересовать.
В лагерь и Галка с Таней и Ден с Пауком вернулись вместе, совершенно случайно встретившись на обратном пути. Паук рассказал, что начал верить и в Белого спелеолога и в то, что уже слегка поплыл рассудком, когда стал замечать постоянно мелькающий впереди свет. И только когда они догнали идущих впереди Галку с Таней сомнения его оставили.

Поужинав все поспешили улечься спать. Показалось, что я не успел донести голову до свитера (заменявшего мне подушку) прежде чем отправился в сладкие объятия Морфея. В эту ночь я впервые, за пять с небольшим суток, не замерз.
Продолжение

 

Автор:  tim_taller15